Menu
Tablet menu
A+ A A-

Детские рассказы (33)

МЕДАЛЬ ЗА ОТВАГУ Избранное

Весна... Цветёт сирень, тюльпаны, яблони в цвету. Всё благоухает и будто принарядилось к празднику. Вся страна от мала до велика, сходилась на площади, с цветами и флагами, чтобы поблагодарить воинов за победу. С давних, послевоенных времён в деревне всегда отмечали день Победы. И дед Иван в том числе. Только он в отличие от других, знал, кто помог победить врага. В этот день он особенно благодарил Бога за победу. Он всегда одевал свою военную форму и фуражку, одевал свои ордена и медали и прихрамывая, опираясь на палку, и шёл на площадь. Ему не нужно было искать памятник, чтоб положить туда цветы. Он чтил каждого погибшего воина в своём сердце и памяти, которая не давала забыть, те далёкие страшные события. Когда на его глазах погибали его товарищи, где враги нагло врывались в дома мирных жителей и разрушали то, что созидалось веками. Этого дедуни Ване, не забыть до последнего вздоха. Вот и палка тому напоминание, это память об одном бое за маленькую железнодорожную станцию. Такого боя, он не помнит. Там полегли почти все его товарищи. Только благодаря молитвам матери и бабушки, он выжил. Бог не дал ему умереть от тяжёлого ранения. А послал ему на помощь маленькую девочку, которая искала пропавшую козочку, а нашла его, еле живого. Она тогда позвала старших и его перенесли в хлев и спрятали за стогом сена, чтоб немцы не нашли и не убили. А ведь искали, благо, что он был так плох, что был совсем без сознания. И так на козьем молоке и целебных травах выходили, и ногу сохранили, только хромым остался. Но это не беда. Для него это не было помехой, он трудился не покладая рук, проповедовал после войны ещё больше, зная точно, кто помог победить. Он знал. Что когда они отбивали города и сёла у фашистов и защищали народ, те немногие, которые верили Богу, не переставили молиться о победе и каждом воине. И Бог помог.
В последнее время, как-то этот праздник стёрся, стали забывать его, что ли. Ветеранов остались единицы. Свидетелей войны тоже немного. Всё больше стали отмечать новые праздники, чуждые нам и завезённые из заморских стран. Стариков в селе совсем мало, а молодёжи и того меньше. Все в города едут, чтоб меньше работать. А село так и держится на стариках. И мало, кто спешит на площадь, чтоб поговорить о победе. Дети порой вообще не знают, что такое война. Кино им не интересно, а на компьютере всё больше звёздные войны.
Так наш дедуня Иван пришёл в парк, в центре села, сел на лавочку возле памятника, один. И никого вокруг. И так ему стало горько и больно, за нынешнее поколение, что хотелось плакать. Но он не плакал, он начал молиться за молодёжь, за то, чтобы Бог хранил мир, и наполнял сердца людей любовью. Он ждал, может ещё кто придёт. Вся грудь дедуни Ивана была увешана орденами и медалями, китель был так тяжел, что клонил дедуню вниз, хотя и так последнее время спина сутулилась. То ли от труда, то ли от горя, пережитого за всю жизнь. Но дедуня знал, что Бог никогда его не оставлял и не оставит.
Долго ли сидел так дедуня, кто знает, он не смотрел на часы, их у него отродясь и не было. Было солнце всегда и петух, которые указывали время, когда вставать и когда ложиться.
Когда солнце уже поднялось, и стало припекать, в деревне началось движение. Кто-то бежал в магазин, кто-то выгуливал детей. Только и в парке начали появляться прохожие, кто с коляской, кто с собакой, а ребята с мячом. Будто в обычный день, а вот для дедуни этот день был необычным, но кому теперь об этом расскажешь. И вот несколько ребятишек, набегавшись за мячом, так устали, что прямо свалились возле деда на скамейке. Громко перекликаясь, иногда даже дразнясь, они обсуждали игру в футбол, бранили вратаря за пропущенные голы, до тех пор, пока кто-то из ребят, заметил дедуню Ваню. И будто впервые его увидев, один из них громко воскликнул:
- Ух ты, дедуня, а ты что это с самого утра тут один сидишь, отдыхал бы. А то с хутора далековато в центр топать.
- А что мне дома в такой день сидеть, сам пришёл и бабуню взял бы с собой, да ногами слаба стала. – отвечал дед, а самого слёзы были так близко, что еле сдерживал их. Дети даже не вспомнили, какой день сегодня. Да что там дети, их не научили, они и не знают. А вот родители дома, учителя в школе, почему не говорят и не учат?
Самый младший из ребят Сашко, открыл и без того большие глаза и так часто заморгал ресницами от удивления. И спросил:
- Дедунь, а дедунь, а что это ты так вырядился, ты что солдат? И что это у тебя такое блестит на куртке? Ты где такие значки взял?
У дедуни лицо просветлело, и улыбка появилась на губах, появилась возможность рассказать детям о победе. И не только о победе на войне.
- А хотите, я вам расскажу, про то, как завоевали победу. И про то, что такое победа.
- Хотим, хотим – в один голос закричали дети. И начали перетаскивать соседние скамейки поближе к деду, чтоб поместиться всем, чтоб слушать и ничего не пропустить. Они знали, что если дедуня что-то рассказывает, то обьязательно интересное и поучительное. Они к нему часто приходят к дому, на сваленный дуб. И дед их там учит житейской мудрости.

******************
Давно это было, я ещё совсем молодым был. Семья у нас была большая и дружная. Работали весело, Бога славили. Деревня была богатая и красивая. Но тут объявили, что немцы напали на нашу страну, и жизнь будто оборвалась. Так стало страшно и непонятно, как жить-то теперь, что будет со всеми: детьми, стариками. Что станет с нашими мамами. Дети плакали, женщины собирали мужей в дорогу. Старики молились Богу. А мы подростки совсем растерялись, ведь мы уже не дети, но и не взрослые. Куда нам? Оставлять матерей с детьми жалко, но и оставлять отцов и дедов на войне с врагами лицом к лицу, не хотелось. Нам казалось, что победы без нас не будет.
- И что, вы пошли на войну? Вам разрешили, дедуня? – спросил курносый Васько, шмыгая сопливым носом.
- Куда там, не разрешали. Записывали только старших. Поверите, мы с пацанами плакали от того, что не знали, как нам быть. А потом таки, отважились убежать из дома. Долго собирались, сухари сушили и прятали. То одёжку по одной перетаскивали в тайник, чтоб никто не заметил. А одной тёмной ночью, оставив своим мамкам записки, нас несколько друзей-однолеток, решились убежать на железнодорожную станцию и уехать на фронт.
- Дедунь, а дедунь, а что такое фронт? – самый любопытный Васько, не мог пропустить новое слово без объяснений. А все остальные сидели так тихо и слушали, что слышно было, как пчёлы жужжали возле яблони.
- Фронт, это место где идёт война, где танки, самолёты, войска - это страшное место, ребята, не дай вам Бог, увидеть что-то подобное.
- Тогда почему вы туда убежали, раз вам там было так страшно?- детям было не понять нашу жажду помочь старшим и нам казалось, что победа без нас не состоится.
- Нужно, внучок, было хоть снаряды подтаскивать, раз нам оружие не могли доверить. Даже кашу варить солдатам. Или санитарам помогать. А страшно нам было до слёз. Но самое страшное, что с нами на тот момент случилось, так это то, что мы разбрелись в разные стороны и уже на станции потерялись. И страшно было очень и возвращаться стыдно. Так и добирались в одиночку.
Война была длинная и страшная. Много людей фашисты уничтожили, сжигали целые деревни и города бомбили. Не жалея ни стариков, ни детей, ни женщин.
- Дед Ваня, а что это у тебя за значки на курточке? Ты где их достал. Они такие прикольные. - спросил Стёпка, хулиганистый паренёк из соседней улицы. Он вылез с ногами на скамейку и начал трогать руками медали и ордена на дедовом кителе. Этот вопрос был задан таким задиристым тоном, что смутило деда, но не на долго.
- Прикольно? Что это за слово такое, что оно означает? Я думаю, что это смешно, но награды эти заработаны не смешно, а кровью.
Дети все гуртом, кто зашикал на Стёпку, а кто и тумака дал, за то, что перебивает такой интересный рассказ.
А дед тем временем, снял свой китель и положил себе на колени и начал по одной перебирать награды и рассказывать про каждую из них. Детям было так интересно, что даже если бы кто предложил им сейчас мороженное, они бы и не услышали, так были заняты. Он трогал своими пальцами каждую награду и будто под пальцами оживали все события и подвиги за которые он получал эти боевые награды. Не забыл ничего, и даже удивился, что с годами память не стёрла, а обновила все события того времени. И дедуня снова , в очередной раз поблагодарил Бога за победу, и за то, что даровал ему ещё жизнь. Он всё рассказывал и рассказывал, а дети не спешили и совсем забыли о времени и что уже давно пора бежать домой обедать. Время будто остановилось.
- Много можно говорить о войне, о подвигах и о предательствах – продолжал дед Ваня, - но я расскажу вам о своей первой награде. Вот она самая дорогая и ценная. Он снял с кителя медаль « За отвагу» и показал ребятам. Дети её взяли осторожно, как что-то ценное и хрупкое. Рассматривали и передавали дальше. А затем снова возвратили дедуне Ване. Он взял её, немножко подержал её в руках, глядя куда-то вдаль, а будто внутрь себя. И начал свой рассказ:
- Молодой совсем был, страшно было. Даже плакал по ночам, уткнувшись в фуфайку. Мне ведь даже формы не выдавали, я ведь не солдат был, а просто прибившийся по пути. И как и мечтал, подносил патроны, снаряды к зенитке. Скучал домой сильно, за папку переживал, уставал, так что с ног валился. Даже о том, что я подросток забыл. Все ребячество из головы, будто ветром выдуло. Помню, бой был за станцию. Немцы будто с ума посходили, не минутки передыху. Бомбили так, что сантиметра не было живого на земле, а затем танки пошли. А в нашей части народу осталось мало, погибло много и санитарам работы было сколько, что едва успевали перевязывать раненых, да уносить в укрытия. И нашего командира осколком убило. Остался я один возле зенитки. Плачу от страха и злость напала такая, что, наверное, с голыми руками бы пошёл на врага. Молюсь. Заряжаю снаряд и сам себе команду подаю: « Пали» и палю. И подорвал, всё же, пару танков. А потом подорвали меня. Помню толчок сильный, а затем боль в ноге, будто кто огнём жёг мне её. И всё. А очнулся уже в сарае в людей, которые меня нашли и приютили. Слава Богу, выжил. Затем, как только окреп, пошёл, прихрамывая свою часть догонять. Там меня эта награда и нашла.

************************

Дед Ваня, притих. Не потому, что не было о чём говорить. Просто он боролся со слезами, и дети это видели и молча ждали. Они знали, что дедуня победит. Ведь он герой. Им было стыдно и неловко от того, что так давно зная дедуню, не знали о его боевых подвигах. Ведь они выросли у него на поваленном дубе. Сколько разных рассказов и притч дедуня им поведал, а о победе впервые. А тем временем дедуня Ваня тоже думал о том же. Как так получилось, что дети выросли у него на глазах, он сколько им всего рассказывал, а о победе впервые. Он их плохому не учил никогда, но и побеждать не учил. И вот сейчас дедуня Ваня принял решение, что продолжит им говорит о победе, только уже о другой: той победе, которая помогает человеку стать человеком, а не вором и захватчиком, убийцей и хулиганом.
- Знаете, ребята, я вам много чего уже рассказал. Но сегодня на этом и остановимся. Каждый из вас может посмотреть хоть раз по телевизору или в вашем интернете найти фильм про войну. Их много, только смотрите не как на выдуманный фильм, а как на реальные события и реальных людей. Даже если имена и фамилии другие. Главное смотрите на победу.
- Дедуня, а почему люди начинают воевать? – спросил самый младший из ребят, Колюнька. Земля вон, какая большая, я на карте у брата видел. Что места людям мало?
Васько тоже подключился к этому вопросу: - Да, дедуня, зачем им лезть сюда. Это наша земля.
- И вообще, почему люди такие злые, чего им не хватает? – Стёпка не удержался от того, чтобы и себе задать такой вопрос.
Дедуня Иван раздумывал не долго, обернувшись к Стёпке, спросил: - Вот ты, Степан, что делал перед тем, как вы пришли и сели на скамейку?
Степан начал чесать затылок и водить глазами, будто ища ответа: - -А что я делал? Играл с пацанами в футбол. А что нельзя?
- Да нет, почему же, можно. Только как играть. Вот ты дал тумака вратарю за пропущенный гол. А ведь вратарь – Колюня, самый младший среди вас. Почему ты не стал на ворота? Ты и выше и старше. Потому что не захотел, тебе больше нравится бегать, правда? – Стёпка кивнул головой в знак согласия. А дедуня продолжал : - А Колюню никто и не спросил, а он заранее был согласен, лишь бы его взяли играть в футбол. Так ведь, Колюнька?
Теперь уже Колюня кивал головой и еле слышно подтвердил.
Вот вам и первая причина злости и разочарования. А теперь Степан скажи мне, чей ты мяч всё время держишь и не выпускаешь из рук?
Стёпка нахмурил брови и еле слышно пробубнил, зная уже, к чему клонит дедуня: - Сашкин.
- Ну вот по пути сюда ты силой отобрал мяч, так или нет? –Стёпка кивнул головой. – А почему ты просто не попросил, разве Саша тебе не дал бы поиграть? – дедуня чётко знал то, о чём хотел сейчас рассказать.
- Ну, дал бы, - сказал Стёпка.- Ну, характер у меня такой крутой, я что виноват что ли.
- Да нет, виноват. Вот скажите мне, если бы человек помог в чём-то другому человеку. Другу, брату или просто соседу. Всё равно в какой работе или советом даже, как вы думаете, хотелось бы такому человеку что-то подарить или дать поиграть, как в данном случае? – Все молчали и ждали продолжения.- Вот я снова к тебе Стёпа обращаюсь, так как ты самый старший и самый задиристый. Вот ты весь день ходишь из угла в угол, не знаешь чем себя занять, а вот пошёл бы и помог Колюньке. Ты ведь знаешь, что семья у них большая и он самый старший. И работы много ему каждый предстоит сделать. Или Сашку помог бы траву косить для кроликов. Вот и не пришлось бы силой всё отнимать. Вот об этой победе я и хочу поговорить с вами. Победе над собой, над своим Я, и своим характером. Я не верю в то, что мы не можем изменить свой характер.
Всем ребятам вдруг захотелось изменить свой характер, и они все вместе задали один и тот же вопрос и ждали готовый рецепт, как быстро это сделать: - Как дедуня Ваня, скажи.
- Знаете ребята, у меня готового ответа нет. А вот буду вам рассказывать, а вы слушайте. Кто захочет, тот не пропустит главной мысли. – и дедуня подмигнул ребятам. – А сейчас давайте помаленьку добираться к дому. А то и вам достанется от матерей и мне от бабуни. Обед-то давно уже стынет. Да и бабуня волноваться будет, что меня так долго нет, не мальчишка-то я уже.
И все ребята дружно вскочили со своих скамеек, и как по команде взялись за принесённые скамейки, чтобы поставить их на место. И дедуня Ваня увидел уже перемены в мальчишках. Значит не зря он приходил на площадь, хоть и один был сегодня. Ещё дед Иван подумал, что нужно бы навестить своих друзей и узнать, почему не пришли сегодня. Может, заболел кто, и нужна помощь. Сам- то он ещё герой. Хоть и вставал долго и спину не мог выпрямить. Но ум был ясным, и память хорошая, да и зрением Бог не обделил. За всё слава Богу! – снова подумал дедуня Ваня.

***********************

И так потихоньку, опираясь на палочку, пустился дедуня, только уже не один, а в сопровождение верных друзей, в обратный путь. На свою тихую уличку, что на хуторе. К своему поваленному дубу. Там так уютно сидеть на нём и удобно. И дед радовался, в предвкушении того, о чём он будет рассказывать ребятам на том месте. По дороге домой, они почти не говорили, каждый думал о том, что услышал, а ребята время от времени перебрасывались мячём. Но веселья не было. Так не спеша, они подошли к мостику через речушку, разделяющую деревню с хутором. И за огромными кустами сирени и вербы, уже видны были первые хуторские домишки.
Разбежались по домам мальчишки, на запах вкусно пахнущего обеда. И дедуня не спеша присел на поваленный дуб, рядом с давно уже ожидавшей его, бабуней. Много вопросов задала бабуня своему герою. Только отвечать не очень-то и хотелось дедушке. Он сильно устал, да и проголодался маленько. А главное тоска его донимала и обида: как же так, Хелоуин притащили с запада и даже в школах празднуют. А день Победы, в деревне по домам отметили. Ну, пусть молодые не помнят об этом празднике, или и не знают. Но такие как он ветераны есть же в деревне, они-то где? Тоже по телевизору отмечают. Обидно дедуне, где живое общение, куда девать память, которая покоя не даёт и сны тревожат по ночам. А старые раны, их куда девать. Дедуня уже молчит о том, что о Боге никто не вспоминает, говорят не модно. А ведь всё то, что мы имеем, от Него. По Его великой милости. Это всё он порасказал бабке своей, пока она его вкусным борщом кормила, да кашки подсыпала. Сидели они под старой грушей, в тени, птички им песни победные пели, солнышко светило, пахла сирень и на сердце, понемножку стало легчать. Даже когда, сосед побрёл пьяный к своему дому, они не удивились. Каждый отмечает День Победы по своему и понятие о победе ведь тоже у каждого разное. Помолчали ещё немножко, хорошо понимая, друг дружку и без слов, а затем зашли в избу переодеться, а затем под грушку, отдыхать.Вечером дедуне предстояло рассказывать ребятам о победе. Он сначала помолится. Чтоб Бог научил его, как правильно рассказать так, чтоб ребята на всю жизнь запомнили и не отступили. Ведь дедуня знал, что то, что заложено в детское сознание остаётся на всю жизнь. И Слово Божье говорит: « Наставь юношу в начале пути, он не собьётся, когда и состареет».
День был жарким, насыщенным. Дедуня устал очень, и пообедав прилёг в садку под грушей отдыхать, да так и уснул крепко. Что ему снилось, неизвестно, только бабуня сидевшая рядом, и сторожившая его сон, наблюдала, как дед то супил брови, то вскрикивал, то улыбался. Спал беспокойно, но спал, и бабуня его не трогала, пусть отдохнёт. А ребята уже несколько раз подходили к поваленному дубу и то посидят, то походят, то через забор заглядывают, а дедуни всё нет и нет. Но они не шумят, понимают: раз нет дедуни во дворе, значит отдыхает. И знают, что тревожить нельзя, а не то достанется им от бабуни. А им, и игра, не игра. Всё ждут продолжения, а дедуня ещё так загадочно им пообещал рассказать о победе.
И вот когда спала жара и солнышко начало клониться к закату и дедуня вышел, и бабуня с скамеечкой. Сели на свои привычные места, а ребята тут как тут, да не сами, а ещё и друзей позвали с соседней улицы. Облепили деда, как пчёлы. И в один голос все:
- Дедунька Ваничка расскажи, ты же обещал.- Дедуня был такой уставший, будто и не отдыхал вовсе и почти сердито так ответил:
- А ну, цыц все. Будто не помню я, дайте с мыслями собраться. – и ребята все как по команде затихли. Слышно было, как перед закатом шмели летали и садились на густые и высокие мальвы, под окнами дома.
- Мы с вами о победе говорили. О победе над фашистами. Но были ещё враги, кроме фашистов. С тех пор, как существует земля и как грех вошёл в человека, так и воюют люди. Одни нападают, другие защищаются. Много войн было, погибали сотни тысяч, это войны между целыми народами. А если посмотреть, то в каждом селении есть свои войны между соседями, а то и между близкими людьми. Правда без кровопролитий, а иногда и не обходится без крови.
- Дедуня. А почему люди так жестоки? – почти пропищала какая-то девочка, совсем кроха.
- Вот об этом деточка, я и хочу поговорить с вами. Начало всякого греха: - Похоть плоти, похоть очей и гордость житейская. Это в Слове Божьем написано. А если говорить просто –то это зависть. С этого и начинается всякая война. Большая или маленькая.
- Дедунь, а дедунь. Ты так умно рассказываешь, что нам не понятно. Ты объясни нам попроще. – сказал Колюнька, почёсывая свой затылок.
- А вы не спешите, я всё вам расскажу. Что такое похоть очей?
Это значит, что увидел Степан у Сашка мяч, и он ему понравился. Похоть плоти – это значит, что Степану ну уж очень захотелось поиграть с мячём. А вот гордость житейская, она-то и есть причина всех войн. Иметь этот мяч любой ценой. А как? Купить – денег нет, попросить- может отказать. Выход один – силой забрать. Так кто ж добровольно отдаст? Вот и начинается маленькая война: один нападает – другой обороняется. А начиналось всё просто. Увидел – захотел, побил – отнял. Так все войны начинались.
Стёпка покраснел. Заёрзал на бревне. Дед будто в воду глядел, когда рассказывал, ведь именно так Стёпка и делает, когда чего-то ему очень хочется. – И при чём тут День Победы, до Сашкиного мяча?
- Вот, Стёпа, хороший вопрос. Вот Гитлер с немцами начал войну против Советского Союза. А в своё время француз Наполеон захотел Россию себе забрать. А с чего всё начиналось? Опять же таки, с похоти очей. Они видели и знали, что в России, а позже и в Советском Союзе земли хорошие, много природных ископаемых. Много золота и воды. Вот и захотелось им этим завладеть. А кто ж добровольно хоть метр земли отдаст? Правильно, никто. Значит силой отнять нужно. И вот из-за одного человека началась многолетняя кровопролитная война, которая забрала несколько десятков миллионов жизней.
- И опять Стёпка не унимался, а всё задавал свои вопросы:
- Ну, и при чём тут я?
- Да ты ни при чём , Стёпа, просто я тебя как пример привожу.
Дети были в недоумении: как такое может быть, чтоб из-за характера одного человека передрались две страны. Да так, что жертвы людские миллионами исчисляются. Целые селения, да что там большие города уничтожены. У всех один вопрос был написан в глазах: - Как же с этим бороться?
Дедуня отвечал не спеша, так, чтоб и самому до конца понять и даже чтоб самый младший Колюнька понял: - знаете, ребята, всё дело в том, что люди о Боге забыли, страха Божьего нет. Вот и все беды от этого. Люди заповедями Божьими пренебрегают : убивают, отнимают, обижают слабых. Чтоб не нужно было такой ценой побеждать в великих войнах, нужно научиться побеждать себя.
- Даже бабуня не удержалась: - Это самое сложное, но ты Ванюша научи и меня старую, и детей. Они ведь только-только жить начинают, кто ж их этому научит?

- На самом деле, это и очень сложно и очень просто, - учил дедуня – Всё сначала рождается в нашем разуме. Это самое большое поле сражения. Самое главное начните Слово Божье читать. И просите у Бога мудрости, чтоб понять Его. Когда Слово проникает в наш разум и сердце, Оно меняет нас изнутри. И всё реже рождаются мысли, кого-то обидеть или что-то отнять. А даже когда такие мысли посещают ваш разум, вы их меняйте.
-- Как, как? – будто только и ждали, чтоб задать этот вопрос вся ребятня.
- А, очень просто. Хочется отнять, а ты принеси и поделись чем-то. хочется обидеть, а ты защити. И так вы помаленьку научитесь делать добро, как Иисус делал.
- И всё, не будет больше в мире войн? Так я завтра начну добро делать. – Самая маленькая девочка Любашка обозвалась так громко, будто только она одна могла изменить этот мир.
- Да, радость наша, начни и делай. Только от тебя одной мало что изменится в этом мире. А вот если каждый начнёт. Тогда точно будет мир и благодать. И чтоб не пришлось отмечать день такой большой победы, пусть у каждого из вас каждый день будет днём маленькой победы. Все большие войны имеют одно начало, один корень зла – зависть, а это и есть похоть очей, похоть плоти и гордость житейская. Не завидуйте никогда, когда тебе необходимо, попроси, постарайся сделать сам или заработай. Вот это и есть победа. Самая главная победа над самим собой. Если вы поняли, то что я хотел вам сказать, я буду рад. Потому, что это изменит вашу жизнь, и уже вы поможете меняться другим. Так и изменятся люди.
Любашка не переставала смотреть на дедуню с открытым ртом-
- И всё!?
- И всё! – ответил дедуня ласково погладив её по голове.

Подробнее ...

КАК КОШКА С СОБАКОЙ Избранное

КАК кошка с собакой.

Почему люди всегда сравнивают своё поведение с поведением животных или птиц? Ведь это так не справедливо по отношению к братьям нашим меньшим. Хорошо, что они не умеют говорить, а то что бы они нам сказали? Например сорока, когда нам её ставят в пример: « Что ты трещишь, как сорока, без умолку?» Сорока бы возмутилась и была бы права. Кто сказал, что сорока трещит без умолку. Она трещит только тогда, когда есть опасность, и она, сидя на самой верхушке деревьев, и видя всё происходящее, просто обязана всех предупредить. Иначе беда.
А когда человек прячется от проблем, другие говорят, «Что ты как страус прячешь голову в песок?» Ведь это не правда, сказал бы страус, и возмущение было бы вполне справедливым. Страус прячет голову, когда ему жарко, а от опасности убегает со скоростью 120 км в час. А люди так не могут. А проблем у страуса не бывает.
Другие говорят: « Упрямый как осёл. Встал и с места не сдвинешь.» А почему так, никто ведь у осла не спрашивал, может быть он устал, а может опасность почувствовал.
Или вот ещё: « Живут, как кошка с собакой» - это когда люди постоянно ссорятся и не могут найти общего языка. Но это же не всегда так. Я расскажу вам историю, как дружили кошка с собакой. И многим людям пусть это будет примером.
У одного хозяина, назовём его Тимоха, жили кот Мурчик и собака Кузя. Ещё у Тимохи, жена была Клавка и сынок Дусик. Это его так ласково родители называли, а вообще-то он Андрейка. И все такие пухленькие с розовыми щёчками, а жадные все и ленивые. Собака Кузя, всё время, сходство искала, хозяев с поросёнком живущем, в хлеву. Уж так они были похожи и внешне и по характеру. Тоже также любили плотненько покушать и в сад, в тенёчке поспать. А работать не очень были сноровитыми. А покормить животинку домашнюю уже тогда шли, когда всё кричало, пищало, и мукало на всё село. Так им, чтоб от соседей стыдно не было, они лениво поднимались и шли кормить живность, которая была у них в хозяйстве. Кошка с собакой в их планы не входили. Как они говорили: « Какой от них толк? Пусть сами себя кормят.» Вот так и жили Кузя с Мурчиком. Спать ложились с мечтой о хоть какой-то еде, и просыпались от голода.
Но однажды, когда нерадивая Клавдия, провеяла молоко, а забыла крынку со сливками спрятать. Поспешила в сад отдыхать. А Кузя знал, что у неё сон хороший. Он и позвал дружка своего по несчастью, кота Мурчика. Сам-то Кузя на стол не смог забраться, а Мурчик мигом оказался на столе. И так ловко стал сливки слизывать с крынки, а Кузя ждал на земле и только слюнки глотал, до теп пор, пока Мурчик утолил свой первый голод. А затем начал лапкой доставать сливки и давать лапку Кузе, чтоб тот её облизывал. А тот, так нежно облизывал, чтоб нечаянно с голоду не куснуть лапку своему другу. Сначала они быстро так ели, чтоб насытиться и чтоб хозяева за этим их занятием не застали. Они знали, что последствия будут горькими, но бдительность потеряли. И так уже они расслабились, что кот Мурчик, начал на столе пируэты показывать и остатки сливок хвостом доставать, что потерял равновесие, да так и рухнул на пол, а крынка за ним в догонку. Да так с треском и разлетелась на мелкие кусочки, и с таким шумом, что даже хозяйку - Клавку разбудил. Она схватила на ходу веник, который будто для этого и был предназначен, потому что по назначению применялся редко. И начала колотить, то собаку, то кошку. Хорошо, что она не поворотливая, убежали друзья быстренько, кто - куда в разные стороны. Хоть побитые, зато сытые, а раны, как на собаке быстро заживут. Друзья знали, что если веником, то не больно. У каждого из них было место для того, чтобы отлежаться и прийти в себя. У Мурчика на чердаке, у Кузи под стопкой досок. Там у него и НЗ припрятано было, на чёрный день: пару косточек и сухарики. Так они отлежались до вечера, пока хозяйка немножко остынет от злости. Да и сыты они так, что не скоро кушать снова захочется. А раз сыты, то зачем на глаза попадаться хозяевам. Кузя, когда не лает, ругаются, а когда лает – дерутся. Всё им не угодишь. А Мурчика, просто так веником по спине или ногой под хвост пинают. И он так привык, как к масажу, что даже когда другие коты, хвалятся, что их не бьют, он их не понимает. Значит, не любят в том доме животных.
Хороша сметанка, сытная такая, но пришло время и опять голодный желудок урчит, кушать хочет. А хозяйка с Дуськой поели, хозяйство накормили, а о них и не подумали. Хорошо Клавка уж очень спать любила после обеда. Кастрюлю с наваристым борщом поставила в коморке на пол, чтобы остывал быстрее. А сама мало того, что коморку не закрыла, так ещё и крышку оставила не закрытой. Ну как тут друзьям борща не попробовать, такого вкусного с мясцем. И стали дружки вокруг кастрюльки и две мордочки, быстренько с борщём, и управились. А мясо, что на дне осталось, будто само в рот полезло. И кастрюлька такой маленькой показалась, что и не наелись вовсе. И совсем уж не спеша поплелись друзья по своим укромным местечкам на заслуженный отдых. А тут как раз Тимоха с поля вернулся, уставший, грязный, злой. Клава, будто бабочка вспорхнула с одеяла по старей яблоней, к мужу. Водички поднесла и помогла умыться, да и начала ему свой борщ расхваливать: и вкусный такой, и наваристый, и точно такой как ты любишь. Тимоша сел за стол откусил краюху хлеба, взял луковицу и громко так, смачно откусил и ждёт борща. А вместо борща, Клавка как закричит не своим голосом: « Сожрали, опять сожрали.» Тимоха с перепугу не понял, кто кого сожрал, и ей кри чит: « Борщ неси.» Она ему : « Нет борща весь сожрали, даже косточки утащили.» Тимоха опять не понял : « Кто сожрал?» « Кто, кто, ироды твои: Кузя с Мурчиком. Сколько раз просила, уведи их из дома, что толку от них, одни убытки.» Тимоха когда понял наконец-то, что остался без обеда, на него такая злость напала то ли от голода, то ли от съеденного лука, только он схватил то, что под руки попало, а это были деревянные грабли, которые он с поля принёс, и пошёл искать любителей вкусненького. И Он знал, где их искать. Тем более, что они под стать своим хозяевам, после вкусного обеда любили хорошенько отдохнуть. Одним словом досталось обоим и Мурчику и Кузе. Досталось так, что Мурчик уже на чердак не полез. Кузя его еле живого уволок под доски. Что-то с лапкой случилось у кота, только стать он на неё не мог. Лежат под досками два друга и сокрушаются. « Вот, пострадали ни за что, ни про что. Сами же хозяева сказали, чтоб мы себе пропитание добывали. Чем же мы виноваты. Коморку мы сами не открывали, кастрюлю тоже, а взяли то, что было приготовлено, раз всё открыто. Только не ленись, заходи и ешь. А они ведь не гордые, была бы колбаса, так ели бы колбасу. Сало так сало. Больно им бока болят, слёзы текут. Кузя ранку Мурчику зализывает. А во дворе война прямо таки разразилась. Хозяин голодный, а на работу опять идти нужно. Вот он Клавдию и бранит на чём свет стоит : « Ты ж ленивая, только обед приготовила и сразу поспать. Нет, чтоб убрать везде, да двери прикрыть. А когда ты в последний раз собаку с котом кормила? Всегда говоришь, чтоб сами себе корм добывали, так они и добывают. Что ж теперь орёшь, да меня посылаешь их колотить. Это тебя поколотить не мешало бы.» - Взял Тимоха самые красивые миски в коморке и поставил на землю под коморкой и приказал Клавке, чтоб она, прежде чем сама сядет к столу собаку с кошкой покормила. Клавка только носом сопела. Так ей жалко и мисок было и отходов от обеда, но делать нечего. Раз уж Тимоха так разошёлся, лучше уж промолчать. А Кузя с Мурчиком только слушают под досками и радуются переменам в их жизни. Настал и для них праздник. А вечером, когда от ужина остались вкусные косточки, и Кузя, правда ещё с опаской по привычке, съел со своей миски всё, а затем зубами взял другую миску и потащил под доски коту. Тимоха проследил глазами, а затем сказал Клавке.-« Смотри, и учись. Сам поел и товарищу понес.» А затем встал и тихонечко пошёл к доскам посмотреть. Что там происходит. А там, лежит израненный Мурчик, а Кузя взял в зубы косточку с остатками мяса и держит в зубах возле Мурчика, а тот объедает, а что твёрдое сначала сам пожует, а затем даёт Мурчику. Тимоха от удивления аж рот разинул, да так и присел на доски. – « Да, вот у кого нам учиться нужно. Говорят: ссорятся и живут как кошка с собакой. А ты погляди на них, какие они дружные. Это нам людям у них учиться нужно.
Вот так. И среди людей такое бывает и среди животных. Друзья везде нужны и дружба важна для всех.

Подробнее ...

ПЕСНЯ У МОРЯ или "БЛАЖЕННЫ..." часть 5 Избранное

После обеда Иван, как и обещал, пришёл за Стёпкой. Он положил в сумку чистое полотенце, мыло и шампунь. Хоть Стёпка и сопротивлялся, Иван таки его перехватил у пояса и перетащил к морю , и хорошенько вымыл и выполоскал в чистой воде, которую захватил с собой в баклажке, для того чтоб соль не выступала.
И как только паренёк обсох на солнце, они взявшись за руки побрели по песку вдоль пляжа в направлении городка. Как был счастлив Стёпка, когда получал подарки, когда катался на карусели и ел мороженое, описать невозможно, не найти и слов таких. За исключением того, когда его в парикмахерской стригла и брезгливо морщила свой нос тётка. Но он об этом скоро забыл. Они тащили пакеты домой, под камень, которые предназначались и мамке с папкой, и Павловичу и ему, Стёпке. Кто был счастливее получатель подарков или даритель, это ещё вопрос. Оба были счастливы. Но каждый по своему. Они попрощались только до вечера. Иван дал задание Стёпке насобирать на берегу всяких дощечек, хвороста и бумаг, для костра. И попросил его пригласить Павловича, и ещё кого захочет на настоящий пикник к костром и печёной картошкой, жаренными сосисками и даже сладкой водой. Стёпка в жизни ещё не испытывал сколько счастья, сколько в эти дни. Ещё говорят, что Бога нет. А откуда ж тогда этот дядько взялся, как не с неба упал. Сколько их тут по земле ходит, и никому до него дела нет. А этот точно, не от мира сего. Стёпка был послушным малым и всё сделал, как повелел дядя Иван Петрович. Кучу большую всякого хлама сухого натащил и бумаг и друзей пригласил и стали ждать поглядывая на дорогу. Стёпка с нетерпеньем, а «друзья» с опаской. Для них это неслыханно и невиданно ранее событие.
А Иван тем временем, попросил свою хозяйку напечь много пирожков, приготовить картошку и сосиски. Набрать корзину овощей и фруктов. А сам начал писать на чистых листках песни, которые они поют в церкви, для того чтобы научить петь Степана и его друзей. И нашёл в своём чемоданчике старую, потрёпанную Библию. Он решил всё это богатство оставить Ивану, чтоб он искал Бога и изучал Слово Божье сам и другим рассказывал.
Вечером, как только солнце начало садиться за горизонт, спала немножко жара и на небе начали появляться первые звёзды, Иван как раз и подходил к заветному камню. Где его уже ждали. Стёпка прыгал, как щенок возле хозяина и ластился и обнимал. Для него дядя Ваня, был почти как Бог. Тоже так же его любил и всё давал.
Принесёнными спичками Иван разжёг костёр и начал готовить картошку и сосиски нанизывать на палочку. Сало уже шкварчало на огне, издавая неповторимый аромат. Старики сидели так тихо, что можно было подумать, что их и нет вовсе. Они привыкли никому не мешать, чтоб не прогнали. Пока готовилась еда Иван сел возле костра, так чтоб старики могли его видеть и слышать, открыл Библию и начал им читать ев. от Иоана 3:16 « Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, чтобы каждый верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную.»
Когда Иван читал, тишина стояла такая, что казалось даже костёр горел тише, и даже поленья перестали трещать. А Павлович зашморгал своим стареньким носом. Стёпка, как любой ребёнок сразу же задал свой вопрос:
- А как это? Жизнь вечную. Что не умрёт никогда?
И Иван, собрав все свои знания и терпение начал рассказывать этим несчастным людям, в чём состоит спасение и для чего нужна была жертва. Старики плакали, а Стёпка радовался, что они не одни на этой земле, что Бог им послал дядю Ваню, а самое главное Иисуса, который их любит и спасёт.
-А дальше, почитай ещё.-Степану не терпелось прямо сегодня прочитать всю книжку и узнать всё о том, когда и ему и его друзьям и мамке с папкой будет хорошо. Дядя, а Иисус и моих мамку с папкой тоже любит?
Иван точно знал ответ, поэтому ни минутки не раздумывая ответил:
- Да, очень, Он и ради них пришёл на землю и умер за них.
Кто бы видел Стёпку и его неподдельную радость. Он прыгал, визжал, свистел и кричал:
- Любит, любит. Папку с мамкой любит. У-ра! У-ра!
Иван нашёл новое место Писания, где было написано:
«Придите ко мне все труждающиеся и обременнённые и я успокою вас.»
И снова Иван очень точно и чётко формулировал свои слова, для того, чтобы эти люди могли понять истину в этих вечных Словах.
У стариков начали светлеть лица. Они даже начали задавать вопросы. И Иван отвечал на них.
Что это был за ужин у костра с необычной компанией, Иван никому не расскажет. Его просто не поймут. Он сохранит это в своём сердце. Ему уже завтра уезжать и он оставит этих людей здесь. Как будет дальше с стариками, он не знал. Но за Стёпку он знал, всё будет хорошо, когда он в таком возрасте , не зная Бога искал Его и нашёл. Он не свернёт, а Иван будет за него молиться.
Наевшись, как сказал Стёпка « от пуза», они сели у всё ещё тлеющего костра и начали учить и петь песни, те что принёс Иван.
Он сказал, чтоб пока тепло Стёпка собирал здесь, у камня своих друзей. Он оставляет ему настоящую Библию, и чтоб они читали и пели Богу песни.
- Это и будет твоё первое служение перед Богом. И молитесь каждый день.
В завершение вечера Иван предложил всей компании помолиться и принять Господа Иисуса в своё сердце. Старики со слезами радости, закивали головами соглашаясь. Такой молитвы, какой была эта на берегу моря, Иван не помнит в своей жизни. И такой евангелизации тоже. В которой, участвовали не тысячи и не десятки тысяч, а трое человек, избранных Богом.
Не сказал Степану, Иван, что уезжает завтра, не хотел расстраивать мальчишку. Просто в сумку, которую оставил для него, положил немного денег и письмо, в котором было напутствие и номер телефона. Он просил Стёпку, чтобы тот звонил. А он, Иван как только будет возможность он летом будет приезжать именно сюда и встречу назначил здесь у камня. Если не получиться оставить записку под камешком, в тайнике. Попрощавшись, Иван поспешил уйти, чтобы не заплакать. Он точно знал, что он уходит отсюда другой, обновлённый и словно омытый от гордости, тщеславия, любостяжания и... Список оказался длинее, чем Иван мог себе предположить. Для себя и для всех он был образцом христианина. Ангел прямо, усмехнулся Иван, только крылья в полёте потерял. « Прости меня, Господи. За всё и обнови меня полностью»
Уже сидя в поезде и прокручивая события последних несколько дней, Иван много думал и читал и молился. Он не видел вокруг себя не суеты, ни роскоши. Он видел на каждой остановке голодных, бездомных и несчастных людей. Как им всем помочь?
Так думая, он машинально полез в карман и обнаружил что-то непонятное там. Вытащив он посмотрел, что это был листок из Библии, весь промасленный и скомканный. А в нём самый лучший камешек, который только смог найти Стёпка. Значит, он тоже знал, что Иван прощается, он почувствовал и положил в подарок всё, что было ценного у него. Иван со слезами на глазах сказал:
«-Спасибо тебе Господи, за то что поменял моё сердце. Забрал каменное и дал плотянное. За то, что открыл мои глаза и мои уши. Спасибо!»
Развернул листок и начал читать: «Блаженны...»
Он так читал и совсем забыл, где он находится, и то что читает вслух не заметил. А тишина вокруг была такая, что слышно было, как муха звенела в паутине. Все слушали, не понимая, что читает этот мужчина, и почему плачет. А он плакал от радости, что заново родился и он знал, что это не последняя его поездка. Он будет ездить, будет читать из Библии, и говорить о Христе всем заблудшим. Чтоб из заблудших, они стали Блаженными.

Подробнее ...

ПЕСНЯ У МОРЯ или "БЛАЖЕННЫ..." продолжение 4 часть Избранное

- Знаешь, Стёпа, для меня твоя жизнь-загадка. Я не встречал такого случая в жизни, и ты прости меня за то, что тебя спрашиваю. Но расскажи мне, как же ты кушаешь, где ты моешься и где одежду берёшь. Или, может сам стираешь?
Стёпка усмехнулся и говорит в ответ, ему было весело и забавно, а Ивану хотелось плакать, как ребёнку навзрыд.
-Купаюсь в море, вон воды сколько, только волосы от соли торчат, да и отрасли больно. Одежду покупаю в секонде, где на вес продают. Мне ведь всё равно, что носить, лишь бы тело прикрыть и от холода спрятаться, а за модой я не гоняюсь.-
Он так серьёзно говорил о моде, что Иван чуть не засмеялся. Он подавил смех уже на пол-пути к выходу. А Степка продолжал:
- Кушаю, что на пляже дают, а то что заработаю, складываю.
Иван подумал, его сынишка тоже откладывает деньги, только на совсем ненужные вещи. Он цены деньгам не знает, но это не его вина. Он теперь пересмотрит методы воспитания своего сына, а может и жены. А Стёпа продолжал:
- Я раньше малым был и глупым, и всё заработанное мамке отдавал. А получалось так, что и они голодные и я. Так я поумнел, и стал всё заработанное на три части делить.
Ивану эта математика казалась высшей:
- Почему на три?
- Вот, слушай: первую часть сам покупаю продукты и отношу родителям, чтоб с голоду не умерли. Вторую, откладываю, чтоб купить одежду на зиму и картошку.
Иван от нетерпения не мог сидеть:-
-Ну, а третью?!
- Третью? Третью отдаю другу.-
Иван сидел, будто на горячих углях. У него много друзей и в деньгах недостатка нет, а много ли от него помощи другим?-
- У меня есть друг, Павлович. Бывший учитель, он такой старый и больной, что ему уже и не подают мылостыню. А ему кушать нужно и на лекарство. Так я ему каждый день покупаю молоко и хлеб.
- А где живёт этот Павлович, у него родных нет, что ли?
Стёпа повёл плечами и сделал гримаску:
-Ты, дядя Ваня, не от мира сего. Почему сразу нет. Есть. Только иногда родные хуже собак диких. Он пока молодой был, деньги заработал, квартиру, машину. Всем нужен был, а как бабка померла, а он от горя заболел и стал забывать сильно. Так они его на улицу и спровадили. А теперь он и не помнит, где жил раньше. А сейчас в эллинге живёт, в коморке для инвентаря. Пока не гонят. Ещё и собака его, нашла его и теперь с ним. Кто ж их прокормит. Вот я делюсь с ними.
Иван молчал, опустив голову на колени. Ему было стыдно за всё: за всю свою жизнь, за служение перед Богом, за своё благополучие. Всё было не так. Он смотрел только вверх, и видел только счастье, радость. А сколько больных и нуждающихся в его церкви, он знает? А сколько одиноких в церкви он считал? А сколько голодными засыпают, он думал? Нет. А ведь он последователь Христа.
Стёпка, заметил, что Иван молчит и думал, что тот уснул:
-Э-эй, дядя Ваня, ты спишь, или тебе плохо?
- Плохо Стёпка, здесь плохо- и он показал на то место, где вроде бы душа находиться.
- Стёпка, а давай так сделаем, сегодня сходим в городок и кое-что купим для Павловича, « а сам подумал и для тебя, и подстричь нужно-бы»
Стёпка, аж подпрыгнул от радости, и начал кружиться на песке. Он и вспомнить не может, когда он со взрослыми за покупками ходил. Всё время считает копейки и сумку еле тащит домой.
- А давай, весело будет.
Иван подумал немножко и задал самый важный вопрос:
- А откуда ты, Стёпа узнал, что есть на небе Кто-то большой и сильный. Тебе рассказал кто?
Как всегда, сморщив своего носика курносого он бойко ответил:
- Да нет, кто там рассказал бы, кому до меня дело есть. Это ты не от мира сего, возишься со мной, а так... Просто я бегал по пляжу, в поисках работы, на ходу камешки собирая, и ракушки. А тут семья одна отдыхала, они и попросили меня принести им пирожков свежих. У нас тут бабка Настя продаёт классные такие, ароматные. Только очень дорого для меня. Я и побежал. А она берёт и отрывает листки из книги такой большой чёрной и кладет на них пирожки . Я и принёс тем, кто заказывал. А они такие щедрые отдали мне пол пирожка вместе с бумажкой. Я пирожок съел за пол минуты, а бумажку в карман положил. Я не люблю, когда под ноги бросают. А дома уже, то есть под камнем, от скуки думаю, давай почитаю и начал читать. А там так всё написано, что я плакал прямо. Вот и подумал. Что тот, кто написал должно быть очень любит людей, и всех знает и видит. А откуда лучше всего всё видать? Правильно, с высоты. Вот я и стал ему петь. Это потом ты мне рассказал, что то оказывается там Отец с Сыном живут.
Иван, не перебивал, он понимал, что ребёнку нужно выговориться, тем более, что сам задал вопрос. Поэтому слушал внимательно, а когда Стёпка умолк, Иван задал вопрос и протянул свою руку:
-А у тебя и сейчас есть тот листок, покажи.- Сам подумал, что это за листок, что навёл паренька на такие мысли?
- Да вот он, - и Стёпка вытащил из кармана разглаженный и аккуратно сложенный листок, который был прежде сильно измят и весь в жирных пятнах.-Читай, если интересно.
И Иван начал читать знакомое место. Он знал это место наизусть. Он начал плакать, от обиды за Слово Божье, которое попирается. Это ж какому нужно быть чёрствому человеку, чтоб вырывать листки из Библии и заворачивать пирожки. Ну, не хочешь, не читай. Положи на полку или отдай кому, но чтоб так... И Иван начал громко читать, ещё утирая слёзы:
-- Блажены...
Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.
Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали [и] пророков, бывших прежде вас.
Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям.
Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.
И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.
Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.
-Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.
Да подумал Иван: Блажены... А он какой блаженный ли?

Подробнее ...

ПЕСНЯ У МОРЯ или БЛАЖЕННЫ... часть 3 Избранное

            Как провёл Иван этот день, знает только Бог. Он видел, в каком смятении была душа Ивана. Он и благодарил Бога за встречу с этим мальчиком, и за то что не оставил Ивана в грехах. Кто знает, какая участь постигла бы его, если бы Бог в своё время не пришёл в его жизнь. Он и плакал и радовался. Он соизмерял всю свою жизнь и делал ревизию, доставал из самых тайных уголков своей души всё, что уже давно засохло и заплесневело. И решил сдать Богу в починку всё то, что сломал сам или сломали другие. Он одновремённо и знал, что делать и не знал. И всё таки, немножко ему удалось поспать, и отдохнуть, и придумать дальнейший план на вечер.
      Вечером, он точно знал, что застанет Степана на том же месте. Он приготовил бутерброды и термос с чаем, оделся потеплее сам и взял для Степана тёплое одеяло. И так с большой дорожной сумкой отправился на пляж. Хорошо, что в этом селении было стопроцентное равнодушие ко всему и ко всем, поэтому никто ему не задавал вопросов. И он удачно отправился на пляж к валуну и опять, ещё издали услышал знакомую песню, которая пробивалась сквозь крики чаек и шум прибоя. Стёпка был на месте, он сидел обняв свои колени и весь сжался. Чтоб не было холодно, и пел свою непонятную песню, глядя в звёздное небо. Когда шаги Ивана приблизились и тень, которую отбрасывала луна, упала перед камнем, Стёпка испугался, вскочил, но увидел Ивана, бросился к нему, как к давнему другу, обнял и тихо без слёз заплакал. Иван так рад был снова увидеть этого маленького мужчину: добытчика и защитника для собственных здоровых родителей, как будто большей радости в жизни не испытывал. Он так крепко обнял парнишку со всей своей отцовской любовью, которую даже собственному сыну не отдавал сполна. И ребёнок откликнулся на призыв души Ивана, он сел сам и потянул за руку Ивана, приглашая тем самим его сесть рядом с собой. Он немножко отодвинуся к краю камня, чтобы дать место новому другу. Иван сел, достал из сумки тёплое одеяло, и сказал Стёпке, улыбаясь:
- Давай устроим себе пикник, настоящий. С бутербродами и чаем, с песнями и играми. Давай?!
Степан сидел разинув рот, что было видно два ряда крепких детских, немного корявых зубов, и только глотал слюну. Иван не ждал ответа, он ему не был нужен. Он разложил старую клеёнку, которую стащил у хозяйки, и начал выкладывать на неё всё то, что принёс с собой. Стёпка при виде всего этого так развеселился, что схватил Ивана за обе руки, начал прыгать как козлёнок и петь и смеяться. У Ивана было такое чувство, что Стёпка вспомнил о том, что он ребёнок. Они бегали по ночному пляжу на перегонки, скакали в чехарду, и кто дальше прыгнет. Было так весело Ивану, как никогда не было. Ему не нужно было вести себя хорошо, чтоб кто-то его не одёрнул и начал его обличать. Он был, как ребёнок, и ему было так хорошо. Свидетель тому был только Бог, и Иван знал, что Бог радуется вместе с ними.
Уставшие, они буквально упали на песок, на одеяло и начали с такой жадностью уплетать то, что принёс Иван. Даже не обращали внимание на то, что на зубах трещал песок, которого они, бегая, набросали на еду. Так всё было вкусно. Иван ел мало, больше оставлял Стёпке, зная, что для него это действительно праздник. Ничего особенного он с собой не принёс. Но это было то, что один ребёнок не видел и не пробовал, а его сынишка выбрасывал в мусор. И оттого Ивану было ещё больней. Ведь дети не выбирают в какой семье родиться, а от этого зависит их судьба.
Когда они наелись, а остаток спрятали в пакет и положили под камень, чтоб было на завтрак Степану, уселись укутавшись принесённым одеялом, Прижавшись друг к дружке так близко, как только можно было. Они были счастливы, как можно было быть счастливым с самим близким другом. Иван попросил Стёпку, чтоб он спел, и мальчик, послушавшись просьбу, поднял свою голову и как-то так запел, что у Ивана волосы на голове будто поднялись, и мурашки по коже побежали. Песня, не песня, а жалобный зов идущий от сердца, почти без слов, а всё понятно. Иван не мог сдержать своих слёз, это было так здорово, что описать это состояние не смог бы и самый умный философ. Иван спросил после того, как Стёпа умолк:
- Что это за песня, кто тебя научил и кому ты её поёшь?
Степан какое-то время молчал, а Иван ждал. Затем парнишка поднял свою голову и сказал:
- Дядя, я не знаю ни слов, ни мелодии. Я даже не знаю, кому я пою. Но я знаю, что там далеко за морями, за горами и за облаками есть кто-то большой и сильный и он меня любит, я ему и пою.
Иван не знал, что сказать, он молча смотрел на мальчика и думал: « Ребёнок, не зная Бога, прославляет его, как может. А мы взрослые знаем о Боге, о его безграничной милости, жалеем нескольких минут в день, чтоб поблагодарить Его. Ребёнок сам, не зная слов, поёт для Бога, которого не знает, а мы не можем петь готовые псалмы для того, о котором знаем.»
Иван повернул голову Стёпки к себе и сказал:
-- Ты прав, там живёт Царь царей и Господь всех господствующих. Великий Бог, который сотворил небо и землю. Он сильно любит нас. И Он знает каждого из нас по-имени.
У Степана загорелись глаза:
-И меня?-он выкрикнул с такой радостью, будто нашёл что-то ценное.
- И тебя, и всех всех. И слышит каждого, кто к нему обращается, кто просит Его о чём-то.
Стёпка весь дрожал от возбуждения и счастья и спросил Ивана:
- А ты Его знаешь, кто Он тебе?-
Вопрос, заданный Ивану, застал его в расплох. Действительно, кто для него Бог? Только тот, кто спешит на помощь, тот кто выполняет все желания? Кто есть для него Бог? А вслух ответил:
-Для меня Он Бог Всемогущий и Отец любящий. Вот что ты хочешь, то и попроси у Бога, и Он даст тебе просимое.
Большей задачи Степану ещё никто не задавал.
-Что просить-то можно всё-всё?- Он почесал затылок и сказал, поднял свою детскую головку к небу:
- Бог, дядя говорит, что ты меня знаешь, я Стёпка. Вдруг ты забыл. Ты меня любишь? Я так хочу жить дома, чтоб папка и мамка работали. Чтоб в доме было чисто, и хорошо пахло, и было что кушать. Я так хочу, чтоб вечером мы все собирались вместе и говорили. Бог я не очень много прошу у тебя? Мне не нужно много. Я не привередливый.
Если была такая фотокамера на земле, чтобы смогла сфотографировать и показать состояние души человека, то Иван бы увидел, какие ясные и светлые краски были бы на том фото. А на его фото, какими бы красками были изображены стыд, корысть и многое другое, что Бог показал ему, в то время когда ребёнок молился. Ведь Иван поймал себя на том, что часто просит Бога о том, что ему совсем не нужно, что у него и так в избытке. А Стёпка, будто очнувшись, спросил Ивана:
- Дядя, а ты кто? Я даже имени твоего не знаю. Расскажи о себе.
Это было не просто, особенно теперь, после знакомства с этим ребёнком. Который ничего не зная, знает больше него.
И он просто ответил:
- Меня зовут Иван Петрович, а ты зови меня просто дядя Ваня. Я пастырь церкви. У меня есть жена и сын, точно такой же как и ты.
«а сам подумал такой, да не такой. Ему всё всегда мало и все ему что-то должны.»-здесь я на отдыхе, чтобы поправить своё здоровье.-
« и опять поймал себя на слове. Отдыхать от чего, он что в поле пашет, или камни таскает?»
Для Степана было новое слово пастырь не понятное, и он спросил: - Это что, начальник церкви - пастырь, это как?
Иван ответил:
- Нет, в церкви начальников не должно быть, «а совесть опять зашевелилась в душе».- Ты когда нибудь, видел овечье стадо.
Стёпка утвердительно закивал головой. –Так вот, спереди всегда идёт пастух с посохом.
- Дядя Ваня, а что такое посох?- спросил мальчик, для него это новые слова и их нужно запомнить.
- Это такая большая палка, не для того чтобы бить овечек, а чтобы отгонять волков и диких собак, чтоб не нападали на стадо. Задача пастыря привести всех овечек в целости и сохранности к хозяину. Вот и я такой же пастырь, который должен привести всех тех людей, которых мне дал Бог, не потеряв ни одной. Хочешь я тебе расскажу про пастыря, о котором с Сове Божьем написано: Это Псалом 22.Это Царь Давид так говорил с Богом:
1 Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться:
2 Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим,
3 подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего.
4 Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня.
5 Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена.
6 Так, благость и милость да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни. Это говорил царь Давид, и я прошу моего Господа, чтоб Он и для меня был Пастырем.»
Стёпка плакал и утирая и размазывая слёзы по лицу говорил:
- И я хочу, а разве Он захочет быть и моим пастырем. Кто я такой?- Иван обнял Стёпу и сказал:
- Он всех любит, давай попросим Его об этом, и Он услышит.
И только Бог и Иисус были свидетелями этой простой, детской молитвы. Иван подумал, как радуются сейчас небеса, что ещё одна маленькая душа нашла к нему путь.

Подробнее ...

ПЕСНЯ У МОРЯ или "БЛАЖЕННЫ..." продолжение 2 часть Избранное

- Ну, дядько, ты даёшь. Почему сразу сирота? Есть у меня и мамка и папка, только они как дети малые. Мне за них заступаться приходиться. И деньги для них зарабатывать.
Иван молчал и смотрел вдаль, как волны накатывали на берег. Он думал, может ему сниться такое. Видано ли дело. Чтоб маленькие дети за родителей заступались, и деньги для них зарабатывали. Иван так старался хорошо учиться, быть хорошим сыном, учеником. Так старался служить Богу, но видно что-то упустил. Раз о таком слышит впервые. А Стёпка продолжал:
-Живу я здесь под скалой, здесь классно, только прохладно ночью. Если жарко, то я с той стороны сижу, чтоб не пекло в голову, а если дождь или шторм, я под другой стороной. Там углубление есть. А если совсем холодно, под лодку заберусь, там так классно, тихо и сухо. Иван не мог и рта открыть, чтоб о чём-то спросить. Он просто слушал, а Стёпка так был рад собеседнику, что сам говорил и говорил. Успевай только переваривать все новости.
-Зимой, конечно, приходится домой перебираться. Но я не люблю там жить. Там скучно, и.....
Стёпка заплакал. Иван приблизился к ребёнку, обнял его за худые плечи и молчал. Он понял, что Стёпка не плакса, может он впервые нашёл, кому душу излить, и слёзы сами вырвались из израненной души. Иван ждал, когда наконец-то плечи перестанут содрагаться от плача, и слёзы перестанут капать ему на колено. Пришлось ждать долго, но у Ивана было много времени. Он всё равно не уснёт после всего услышанного, и ему не хотелось уходить, не узнав всей истории. А Стёпа начал успокаиваться и только изредка всхлипывал, и хлюпал сопливым носом. А Иван гладил его по голове и прижал его теснее к своей груди. Он представил себе на минутку, на месте Стёпки своего сына, и ему стало так больно и страшно, что оно застонал:
- О Боже! Помоги мне найти слова, чтобы коснулись сердца этого мальчика и навсегда изменили его жизнь.
А Стёпка уже совсем успокоился и начал говорить снова весело и быстро, как могут только дети:
- Вы не думайте, у меня мамка и папка классные, только слабые очень. Нет, они не больны, не подумайте, они просто пьют эту гадость, а потом дерутся. А затем им очень плохо и они опят ищут, чтобы выпить и всё начинается сначала. А так они хорошие, не жадные. Я приношу деньги, так они не сами пьют, а друзей приглашают. У нас квартира большая, папка мой заработал. Так там все их гости и спят. А мне там не хочется быть, вот я живу здесь.
У Ивана насколько был богатый словесный запас, а нужных слов найти не мог, чтоб утешить или ободрить. Что тут скажешь. И он молчал и всё слушал, что говорил, мальчик.
- Я сначала голодал, а затем понял, что нужно делать, я начал собирать бутылки, их тут так много в сезон, что можно озолотиться. Иногда кому-то что-то принесу или помогу, мне или заплатят или что-то отдадут из пищи. И им хорошо и мне. А потом придумал ещё вот что, чтоб веселей было-
и он достал из кармана тюбик с клеем,- Иван, аж подпрыгнул, испугавшись, он выхватил из рук Стёпки клей и сказал сердито:
-Не смей, слышишь, как бы тебе плохо не было, не смей прикасаться к этому. Это плохо. Бог такого не любит.
Степан сначала не понял, отчего такая реакция у этого дяденьки, а поняв, улыбнулся:
- Ты что подумал, дядя, что я клей нюхаю, ты что, думаешь я глупый. От этого только вред, а я хочу радость людям приносить.
- В чём же здесь радость?
-Иван всё ещё держал в руках тюбик с клеем и вертел перед своими глазами. Стёпка веселился во всю:
-- Вот смотри, -и он во мгновение ока, вскочил на ноги, и буквально через пару минус снова сел, только с горстью камешков и ракушек. И через пять минут показал Ивану сооружение из этих природных материалов в виде большой открытой раковины и жемчужины внутри.
- Я это сделал у тебя на глазах, за пять минут, а если походить по берегу и насобирать красивых камушков или ракушек и раковин, а затем посидеть и потрудиться, то можно хорошо на этом заработать.
Новое откровение для Ивана. Он никогда не думал, что таким путём можно зарабатывать деньги. Сколько взрослых людей находятся в депрессии оттого, что не могут работу найти, а тут вот за несколько минут ребёнок заработал себе на булку хлеба.
- Много за это денег дают?
-спросил Иван. Степан повертел в руках безделушку и философски заметил:
- Да, по- разному. Дядя, здесь у людей очень много денег, они их буквально разбрасывают. Им некуда девать их. Так что, для них копейки, а для меня хлеб на ужин. Если постараюсь и придумаю что-то особенное и на кусок колбасы заработаю.
И он сглотнул слюну, которая образовалась у него во рту при воспоминании о таком лакомстве. Так в разговорах время проходило незаметно, и луна была уже над головой. Близилась полночь. Степан так и лежал на коленях у дяди и зевал. А Иван не мог и пошевелиться, чтоб не нарушить покой одинокого ребёнка. И вот Степан мирно и спокойно засопел своим курносым носиком, а Иван остался сидеть, как часть валуна, к которому он прислонился. Он не мог уйти к себе на квартиру и оставить здесь ребёнка самого. Он понимал, что Степан как-то жил до этого, здесь же спал, здесь и кормился на пляже и смеялся чему-то, и от чего-то плакал. Но Иван не знал его, а теперь, просто так, взять положить мальчика на холодный песок и просто уйти в тёплую квартиру и лечь в уютную постель, он не мог. Это была самая длинная, самая холодная и самая голодная ночь в его жизни. Ему было и холодно и страшно, и он был так одинок, но не за себя. Он переживал чувства, который переживал этот ребёнок изо дня в день. Но у него было к Кому обратиться, а Степка, о Нём ничего не знал. Иван в эту ночь так молился, как никогда. Ему казалось, что Бог приклонился к нему совсем низко, стоило только руку протянуть. Так думал Иван, и незаметно заснул. А когда первые солнечные лучи начали своё шествие по его лицу, и усилились крики чаек, Иван проснулся, но Степана уже не было и следа. Иван подумал, может всё приснилось ему и он начал искать следы того, что это было явью, и нашёл пару маленьких следов, которые убегали в сторону городка. Что Ивану оставалось делать, он с усилием поднял своё почти больное и будто разбитое тело и поплёлся к себе на квартиру. Он чувствовал и знал наверняка , что в его жизни что-то изменилось, и жить так, как он жил раньше, он уже не сможет.

*****

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS
© 2012-2018 Открытая Книга. Все права защищены

Яндекс.Метрика
-

Новинки >>

  • Дерек Принс - Как найти свое место
    Дерек Принс - Как найти свое место

    Дерек Принс - Как найти свое место

    Add a comment
  • Дэвид Вилкерсон - проповедь: Кто сказал вам, что вы недостойны
    Дэвид Вилкерсон - проповедь: Кто сказал вам, что вы недостойны

    Кто сказал вам, что вы недостойны - недостаточно хороши, бесполезны, непригодны для Бога? Кто вам постоянно напоминает, что вы слабы, беспомощны, абсолютный неудачник в жизни? Кто сказал вам, что вам никогда не достичь уровня Божьих стандартов?

    Нам всем хорошо известно, откуда приходит этот голос - от самого дьявола! Это он постоянно убеждает вас, что Бог недоволен вами. Вы целый день слышите его ложь, исходящую прямо из адской бездны!

    Кто говорит певцам хора, что они недостойны воспевать хвалу в доме Божьем? Кто говорит музыкантам, что они недостойны играть на инструментах в прославлении? Кто говорит дьяконам, учителям воскресной школы, добровольным работникам церкви, служителям, членам церкви на их скамейках, что они недостойны? Кто напоминает им их каждый грех и недостаток, обвиняя их: "У тебя нечистые руки, осквернённое сердце! Ты не имеешь права прикасаться к святыне Божьей. Ты только бесчестишь Господа! "

    Это всегда преследующий вас голос - голос дьявола, клеветника братьев! Он говорит вам: "Бог не может использовать тебя до тех пор, пока ты не разберешься со своими недостатками и проблемами. Ты не вправе даже идти в дом Его, пока не сделаешь себя достойным!"

    Многие люди, читающие сейчас эту проповедь, были убеждены дьяволом, что они никогда не будут достойными для употребления Божьего. Не относится ли это и к вам?

    Возможно, что вы себя чувствуете недостойными даже называться дитём Божьим. Когда вы посмотрите на свою жизнь, всё, что вы видите, это непоследовательность. Враг продолжает баррикадировать вас всяческой ложью, напоминая вам о ваших падениях, постоянно изнуряя ваш дух.

    Add a comment
  • Дерек Принс - Нуждается ли ваш язык в исцелении
    Дерек Принс - Нуждается ли ваш язык в исцелении

    Дерек Принс  - Нуждается ли ваш язык в исцелении. Темой этой проповеди является вопрос: нуждается ли ваш язык в исцелении? Изучая данную тему, будьте готовы к сюрпризам! Позвольте начать мне с очень важного - с того, как Творец устроил голову человека. Каждый из нас имеет семь, отверстий в голове. Число семь в Писании часто обозначает завершенность. Мы имеем три пары отверстий: два глаза, два уха, две ноздри. Седьмым отверстием Творец определил рот. Я часто спрашивал людей: "Есть ли среди вас такие, которые имеют больше, чем один рот?" Я не встречал еще ни одного такого. Большинство из нас использует свой единственный рот самым основательным образом. Это отверстие причиняет нам больше проблем, чем шесть остальных, вместе взятых.

    Add a comment
Если вы хотите получать уведомление о обновлениях сайта:

Введите вашу почту:

Top
Style I Style II Style III