Menu
Tablet menu
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 240
JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 63
JFolder::create: Путь не в пределах значения переменной open_basedir
A+ A A-

ОПЕРАЦИЯ " ПОТУХШИЙ ОЧАГ" Избранное

  • Автор 

 Не знаю, было ли где так на самом деле, или это мне только хочется, чтоб так было. Если это мечта, давайте мечтать вместе. Мечты, как известно, сбываются, если очень-очень захотеть.
        А дело было весной, когда только-только трава зеленела, ночи стали теплее и солнышко ярче и приветливее. Зацветала сирень, и почки на деревьях вот-вот готовы были раскрыться, и показать миру всю красоту весенней листвы и букетики цветов – завязи плодовых деревьев.
В одном городе на окраине, как и обычно в городах, были старые, узкие улочки, с старыми домами. Жили здесь и люди пожилые и не совсем здоровые. Большинство из них были одинокими, по разным причинам. У одних детей и вовсе не было, а у других дети погнались за заработком. Да так далеко убежали, что и дорогу к отчему дому забыли. Мы не будем их судить. Мы поговорим о тех, у кого сердце любовью переполнено и готовое на жертвы.
На одной улочке, которая называлась Новая садовая. Она когда-то была новой, места на ней давали под застройку молодым семьям, с условием, что на каждом участке будет разбит фруктовый сад. И уже через несколько лет это место напоминало райский уголок. Цвели сады вокруг побеленных, новеньких домиков. А на улице многолюдно и слышен детский смех. Кто попадал сюда: случайно или в гости, он не хотел уходить отсюда. Так было чудесно в этом городке. Возле каждого домишки –лавочка, а то и беседка. Так густо стояли колодцы и каждый, будто произведение искусства.
Но... Приходит время, когда дети взрослеют и уходят из родного дома, кто учиться, кто работать. Девчёнок забрали замуж в другие края. И многие дома осиротели. А родители как-то быстро начали стареть. Всё больше им нужна была помощь, а времени было у них уже больше. Чаще они садились на лавочки возле своих домов то с компанией, то по -одиночке и всё предавались воспоминаниям далёким, и не очень.
Как и в каждом городке или хуторке, как называли жители этой улицы – хуторок Садовый - был лидер. Человек, имеющий авторитет и особенное уважение. К нему приходили за советом. Здесь на этом хуторке таким авторитетом и лидером был Иван Терентьевич. Всегда последнее слово было за ним. Он будто черту подводил. А лишнего слова никогда не скажет. Так вот дед Иван предложил ввести такой контроль на хуторке. Все кто по моложе и покрепче, теперь должны присматривать за теми, кто болен или совсем преклонного возраста. Летом, если долго не видно на лавочке, возле дома, а зимой, если из дымохода не идёт дым- тревога. Нужно спешить в тот дом, значит, там нужна помощь. Чтобы не один очаг на хуторке не погас. Всем пришлось по душе такое нововведение. Каждый был доволен тем, что его не оставят одного в тяжёлую минуту их жизни. Все давно поняли, что родные далеко, а соседи близко. Тем более, что соседи все были добрыми, щедрыми и весьма отзывчивыми людьми.
И так и повелось, идёт, кто мимо в магазин, или по каким другим делам и смотрят на дымоход. Дымит дымок – слава Богу –живы и здоровы соседи. Если нет, срочно на проверку обстановки. И так было всем хорошо. И без тепла не оставались и без хлеба. А что все на доброе слово были щедрыми и на помощь всяческую, так это и говорить не приходиться.
И вот однажды, в церкви, находящейся на границе города и этого хуторка, было не обычное собрание, а была помолвка, то есть объявили жениха и невесту, которые приняли решение создать семью. Это были Сергей и Танюшка. Все радовались и поздравляли пару, пели им песни, дарили подарки. Это было только начало. Ведь молодёжи в церкви было много. Начиналась подготовка к свадьбе. Весёлые хлопоты у друзей и подружек. У родителей свои заботы. А молодые задумались, где жить-то будут своей семьёй. Возле родителей и не хотелось , да и непринято у них среди молодёжи. Покупать жильё и мыслей таких пока не было, где денег взять на это. А снимать жильё в городе и дорого, да и не хотелось жить в большом и шумном доме. Вот и решили Танюшка с Сергеем пройтись в виде прогулки, по околицам города. Пока молодые, и ноги здоровые, они могут и пробежаться на работу и в институт, хоть и далековато, но полезно. Просто вставать придётся пораньше. Так и решили и субботним днём, вставши пораньше, Сергей положил в карман несколько бутербродов, по дороге прихватил Танюшку. И так вдвоём на старом велосипеде покатили в сторону хуторка Садового. Смеялись и пели так весело, как могут только жених с невестой, в предвкушении вечного счастья. Они очень быстро приехали и уже ехали по Новой Садовой улице, присматриваясь к старым домикам. На первый взгляд такое живописное место, но всё-таки просматривалось какая-то тихая грусть. Веяло старостью и безнадёгой. Молодята сразу поняли, что здесь живут люди, которые, не знают Бога. Как-то не светло здесь. Проехали уже половину улицы, как увидели на скамейке дедуню, ещё не старого, крепкого. Светлое лицо деда говорило об открытости и мудрости. И дед их заприметил:
- Молодёжь, куда путь держите, или может, ищите кого?
- Да нет, не ищем. Просто прогулка у нас такая.- весело ответил Сергей. – Знакомимся с местностью.
- Красиво у нас тут. Места красивые и чистого воздуха много. Грибов и ягод в лесочке изобилие, а в речке рыбка. Садов фруктовых много. Это вам не в городе на рынке покупать.
Таня, огляделась вокруг и закивала головой в знак согласия. – И правда, очень живописные места. Только почему-то невесело всё и уныло. Что такое, не пойму?
Дед Иван, почесал бороду, снял фуражку, положил её рядом на скамейку и говорит:
- Садитесь, что стоять-то. В ногах правды нет. Да закурим, давай, если у тебя есть чего. А то я давно бросил. Бабка всё ругалась, чтоб сердце берёг. А с тобой закурю, пока бабка не видит.
- Меня Сергеем зовут, а это Танюшка. Невеста моя. У нас свадьба скоро. Только дедушка, не курим мы и не пьём.
- Как такое может быть? Разве бывает такое, чтоб молодые не курили и не пили. Что вовсе не пьёте, даже пива? А что, больные может чем?
Таня и Сергей вместе громко рассмеялись:
-Нет, нет, что вы, наоборот здоровее многих. Просто Иисус не хотел, чтоб Его последователи пили. Вот мы и не пьём, и курить не хотим, чтоб не осквернять себя этими мирскими гадостями.
- Вот так дела? А Иисус тут при чём? Когда Он жил, а вы когда? И какое вам дело до Него? – дедушка вовсе был сбит с толку.
-Дедушка, мы христиане. Мы ученики и последователи Христа. А вы знаете, что ни- будь об Иисусе Христе?
- Да кто его знает, слышали когда-то в детстве. Так тогда ж нельзя было ни в церковь идти, ни даже паски, куличи, значит, ни печь, ни есть. А за крашеные яйца даже из класса выгоняли. Коммунизм строили, а там места ни Богу, ни Иисусу Христу не было. – и, дедушка со вздохом опустил свою голову на плечи.
- Так, а радости говорите на хуторке нет. А где ж ей взяться-то. Одни старики остались. Да и те по очереди меж дубков переселяются. Мрут старики. А молодёжи нет совсем. Остались здесь почти все одинокие да забытые. Ох-ох-ох! – Сколько грусти и печали в одних глазах Танюшка никогда не видела. Ей стало жаль и дедуню, и каждого жителя хуторка. Совсем рядом с городом. Почти город, а жизнь другая. Совсем умирает хуторок. Нельзя этого допустить- подумала Танюшка.
Будто прочитав мысли своей подруги, Сергей вслух сказал: - нельзя допустить, чтоб на этом жизнь на хуторке закончилась. А кто помогает старикам, когда они болеют.
Дед Иван Терентьевич одел снова и поправил фуражку, для солидности, выпрямил спину, тем самым дал понять, что он среди всех ещё ого-ого! Не такой уж он и старик: - А кто помогает? Сами себе и помогаем. У нас тут объявлена операция « Потухший очаг»
- Как это? – в один голос спросили молодята.
- А вот так. Идёт, кто в магазин, или по каким другим делам и смотрит летом на лавочку, а зимой на дымоход.
У Тани и Сергея недоумение было не скрываемо на их лицах : - Зачем?
Дед Иван улыбнулся: - Видно, что молодёжь беззаботная. А затем, что если долго нет хозяина или хозяйки на лавочке или если печка не топиться и дым не идёт из трубы, значит плохо хозяину. Занемог. Вот и спешим туда на помощь. Чтоб очаг не затухал. Вот так-то. Долго ещё говорили молодые с дедом Иваном, он им и историю хуторка рассказал и про себя и ещё много интересного. И чем больше он рассказывал, тем больше молодые люди проникались симпатией к этим людям, и любовью к хуторку на околице города. Пообещав ещё приехать, молодые отправились пешком домой. Сергей катил велосипед, а Танюшка по дороге собирала букет полевых цветов, для своей мамы. Шли молча, им не хотелось говорить. Каждый думал о хуторке и о людях там живущих. Каждый искал выхода из создавшейся ситуации на этом хуторке. И искали, как можно помочь людям живущим там. Нельзя допустить, чтоб хуторок, с его людьми, с его неповторимыми и чудными садами, его колодцами, просто бесследно пропал. Они не спешили возвращаться в шумный город, где всё пропитано выхлопными газами от машин и дымом из заводских труб. Они словно в другом мире побывали. Там, за чертой городской суеты и воздух был другим, как бы напоенным настоем из трав и полевых цветов. И небо было другим – звёзды были ярче и мерцали, будто подмигивая им. А главное само Небо, где обитает Отец – было ближе. И такая тишина, хоть руками трогай. Только изредка нарушаемая, ночными звуками. Это была незабываемая прогулка. И было так много Божьего присутствия, даже на хуторке. Только вот жаль, что люди, живущие там, об этом не знали. Пока не знали. Танюшка точно знала и Сергей подтвердил эту мысль, что не зря их Сам Бог туда направил сегодня. Они глубоко в сердце своём знали, что делать, но решили посоветоваться с братьями и сёстрами. И уже возле Таниного дома, Сергей первым нарушил молчание: - Послушай, Танюшка, давай подумаем сами и с родными посоветуемся, а завтра на молодёжке ребятам расскажем и с пастырем поделимся тем, что у нас на сердце. Вот все вместе, что ни-будь и придумаем. На том и разошлись по домам. А луна уже высоко стояла над городом, и пахло сиренью.
Танюшку, родители ждали к ужину. Она опаздывала, и родители тоже ужинать не стали. Знали, дочка вот-вот придёт. И вот в дверях заскрежетал ключ и дверь открылась. Танюшка, посвежевшая от прогулки и от множества новых впечатлений, бросилась то целовать маму, то обнимать папу. Она поставила на стол свежесорвыный букет полевых цветов, и дом сразу же наполнился чем-то особенным. Будто вся атмосфера в доме пропиталась чем-то новым и ранее незнакомым. Они в недоумении не знали, что произошло с их дочкой. Она всегда весёлая и улыбчивая, а сегодня особенно радостная, не знала с чего начать свой рассказ. Родители с любовью смотрели на свою любимицу и не перебивали, а она то об одном начнёт говорить, то перескочит на другое. Отец смотрел на всё это, да и говорит:
- Знаешь, дочка, давай ты успокойся, соберись с мыслями. А мы пока покушаем спокойно, мать накрывай на стол. А затем сядем и в спокойной обстановке ты нам обо всём и расскажешь с самого начала. Идёт?
- Идёт, папка, ещё как идёт. Я вам такое расскажу, вы ахнете. Готовьтесь.
- Ох, ты и выдумщица, чем это ты нас так удивить хочешь. О чём мы не знаем и чего ещё не видели?
- Ой, папка, мы сегодня с Серёжкой в таком месте побывали. Совсем рядом с городом, а мы о нём ничего не знали. Это хуторок такой маленький. Просто пару улиц под названием Новая садовая1 и2. Там такая красота. Ой, мамуличка, тебе туда нужно обязательно. Там такие ароматы, а колодцев сколько, самых разных, а садов такое множество и все вот-вот зацветут. Там даже пруд есть и лебеди. Вот только... И лицо Танюшки помрачнело вдруг. Мама сразу на это обратила своё внимание и спросила дочку, взяв нежно за руку:
- Почему ты стала вдруг грустной, дорогая? Что случилось? Что там тебя так огорчило?
- Просто понимаете. Мам, пап там живут совсем одинокие люди и дома их будто в землю вросли, а хуторок приходит в запустение, а люди вымирают. И им некому помогать.
- А откуда вы всё это узнали – спросил отец, сдвинув свои очки на лоб, и отложив в сторону газету.
- Нам дед Ваня всё рассказал. Он там среди всех моложе и крепче. У них там действует операция «Потухший очаг».
- Что ещё за операция такая, странное название. В чём ее оперативность, дочка? – отец придвинул свой стул поближе к дочке и слушал внимательно.
- Пап, я сама была сильно потрясена и удивлена услышанным. Понимаешь, там живут люди все пожилые, и почти все одиноки. Им всем молодым ещё тогда, давали участки под застройку. Для домов и садов. И дети были у всех, и автобус к ним ездил часто . Дети выросли, разъехались, кто куда, а старики остались одни. Теперь, те, кто по моложе присматривают за теми, кто постарше.
- Дочка, прости, что проявляю нетерпение, но при чём тут « Потухший очаг»?
- Не спеши, папка. Так вот, тот, кто идёт за хлебом или за водой к колодцу и смотрит, если это лето, то не сидит ли хозяин, или хозяйка на лавочке возле дома. Если долго нет, то бьют тревогу и идут навещать и помогать. А если это зима, то смотрят на дымоход, если долго дым не идёт, значит, печка не топится. Тревога, все те, кто рядом на подмогу.
- Вот так дела. Впервые о таком слышу, мудро придумано. Сам Бог дал мудрости человеку, которые придумал такое.
- Ой, знаете, в том-то и проблема, что там о Боге ничего не знают, а тем более об Иисусе Христе. Нам было непривычно, от того, что ни разу о Боге и не вспомнили.
Когда все вкусно поужинав, и не спеша выпили свой чай, Танюшка ушла в свою комнатку и вскоре уснула крепким сном, который бывает только в юности. А родители, дружно убирая со стола, стали рассуждать:
- Вот тебе и суета городская. Куда там миссионером в Африку ехать? За три версты вокруг ничего не видим и не знаем. Иисус дал повеление, чтоб Слово Божье до края земли проповедовалось, а оно вот под самим нашим носом. Рядом совсем, люди о Боге ничего не знают. Нельзя так, нужно делать что-то.- Папа негодовал, как такое может быть.
- Знаешь, дорогой,- мама была спокойнее и слова её, как спокойная река покатила в этой ночной тишине на кухне.- Да, это странно, когда такая свобода, можно свободно благовествовать, а люди не слыхали о Боге. Это же рядом совсем, а мы нацеливаемся на дальние страны. Нужно организовать народ, чтоб в ближайшие выходные отправиться туда. И говорить о спасении, об Иисусе Христе. Свидетельствовать, что Бог сделал в нашей жизни. Как ты думаешь?
-Как я думаю? А вот как,- папа не спешил с ответом, он никогда не давал ответа, не продумав. Это была его отличительная черта. – Идти и благовествовать, это хорошо. Только я думаю, тут совсем другой подход нужен. Там народ особенный. Воспитан в духе коммунизма, да и возраст уже преклонный. Им слова наши мало пользы принесут. Им делами показать Иисуса Христа нужно. Я вот, поеду туда с Сергеем и другими молодыми братьями, и на месте разберёмся.
- Знаешь, ты прав. Только времени у нас не много. Сам знаешь, в каком они возрасте. Многим скоро в вечность переходить. А тут, быстро действовать, не получиться. Давай сейчас помолимся, пусть Бог укажет нам путь к сердцам этих людей.
Они склонили свои головы и преклонили колени пред Господом и сложили у Его престола эту проблему. И попросили Его водительства в этом нелёгком деле. И спокойно ушли спать.                           (продолжение на сайте :Skazki-detyam.com.ua/

Оцените материал
(2 голосов)

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Наверх
© 2012-2017 Открытая Книга. Все права защищены

Яндекс.Метрика
-

Новинки >>

  • Дэвид Вилкерсон - проповедь: Кто сказал вам, что вы недостойны
    Дэвид Вилкерсон - проповедь: Кто сказал вам, что вы недостойны

    Кто сказал вам, что вы недостойны - недостаточно хороши, бесполезны, непригодны для Бога? Кто вам постоянно напоминает, что вы слабы, беспомощны, абсолютный неудачник в жизни? Кто сказал вам, что вам никогда не достичь уровня Божьих стандартов?

    Нам всем хорошо известно, откуда приходит этот голос - от самого дьявола! Это он постоянно убеждает вас, что Бог недоволен вами. Вы целый день слышите его ложь, исходящую прямо из адской бездны!

    Кто говорит певцам хора, что они недостойны воспевать хвалу в доме Божьем? Кто говорит музыкантам, что они недостойны играть на инструментах в прославлении? Кто говорит дьяконам, учителям воскресной школы, добровольным работникам церкви, служителям, членам церкви на их скамейках, что они недостойны? Кто напоминает им их каждый грех и недостаток, обвиняя их: "У тебя нечистые руки, осквернённое сердце! Ты не имеешь права прикасаться к святыне Божьей. Ты только бесчестишь Господа! "

    Это всегда преследующий вас голос - голос дьявола, клеветника братьев! Он говорит вам: "Бог не может использовать тебя до тех пор, пока ты не разберешься со своими недостатками и проблемами. Ты не вправе даже идти в дом Его, пока не сделаешь себя достойным!"

    Многие люди, читающие сейчас эту проповедь, были убеждены дьяволом, что они никогда не будут достойными для употребления Божьего. Не относится ли это и к вам?

    Возможно, что вы себя чувствуете недостойными даже называться дитём Божьим. Когда вы посмотрите на свою жизнь, всё, что вы видите, это непоследовательность. Враг продолжает баррикадировать вас всяческой ложью, напоминая вам о ваших падениях, постоянно изнуряя ваш дух.

    Add a comment
  • Дерек Принс - Нуждается ли ваш язык в исцелении
    Дерек Принс - Нуждается ли ваш язык в исцелении

    Дерек Принс  - Нуждается ли ваш язык в исцелении. Темой этой проповеди является вопрос: нуждается ли ваш язык в исцелении? Изучая данную тему, будьте готовы к сюрпризам! Позвольте начать мне с очень важного - с того, как Творец устроил голову человека. Каждый из нас имеет семь, отверстий в голове. Число семь в Писании часто обозначает завершенность. Мы имеем три пары отверстий: два глаза, два уха, две ноздри. Седьмым отверстием Творец определил рот. Я часто спрашивал людей: "Есть ли среди вас такие, которые имеют больше, чем один рот?" Я не встречал еще ни одного такого. Большинство из нас использует свой единственный рот самым основательным образом. Это отверстие причиняет нам больше проблем, чем шесть остальных, вместе взятых.

    Add a comment
  • Дэвид Вилкерсон - проповедь Почтение дня покоя
    Дэвид Вилкерсон - проповедь Почтение дня покоя

    Я являюсь старомодным проповедником, так как до сих пор верю в почтение дня покоя. Причиной моего убеждения служит то, что я был воспитан в семье проповедника, где набожно и свято чтили день покоя (т.е. день отдыха; суббота — у евреев, воскресенье — у христиан (прим. переводчика).

    Для нас, детей, «покой» начинался в воскресенье рано утром и длился целый день в церкви. Сначала было утреннее воскресное служение, за которым следовал обед. После обеда, хотели мы того или нет, нас ложили спать для краткого отдыха. (Иногда это было просто ужасно. Мы должны были ложиться в кровать, когда у нас бурлил избыток энергии!)

    После обеда нам позволялось уединяться для чтения или слушать евангельские гимны. Затем вечером мы все снова шли в церковь. Возвратившись домой, мы сразу же ложились спать.

    Add a comment
Если вы хотите получать уведомление о обновлениях сайта:

Введите вашу почту:

Top
Style I Style II Style III